Share |

среда, 11 ноября 2009 г.

Автомат Калашникова - особый технологический путь России

К дню рождения великого конструктора посвящается.


Как-то у меня давно эти мысли вызревали, вот захотел с вами поделиться. Вызревали с начала 90-х. Вспомните, как обычно демонстрируют преимущества автомата? да, кидают в лужу, вытаскивают и начинают стрелять. И все довольны. Или в песок. И стреляют. Теперь представьте, что происходит в стволе автомата: туда попадает песчинка, она ессессно встает на пути пули. Но пуля вылетает. За счет чего? за счет технологических допусков. Т.е. эту песчинку изначально конструкторы считают при проектировании. При этом страдают такие показатели, как кучность стрельбы, точность и т.п. Но зато после грязи же!


Теперь представьте конструктора Калашникова. Он эту грязь в стволе закладывал в расчтеты. Исходя из того, что автомат действительно может упасть в лужу, песок и т.п. И еще из того, что солдат хрен будет этот автомат чистить, что в большинстве рот нет взводных, которые бы смогли проверять состояние личного оружия подразделения. И что просто грамотных людей в армии  мало, которые бы понимали, насколько важно оружие чистить. И это тоже закладывал конструктор. В этом смысле автомат гениален - ибо им может пользоваться даже чурбан, даже мозамбикец, просто обезьяна из джунглей. В отличие от американской винтовки М-16, обращению с которой должна соответствовать опредленная культура.


И сам автомат можно собирать в гаражах. Теми же неграмотными придурками. На соврешенно простешем оборудовании.

Вот отсюда и вырастает основной технологический закон советских конструкторов: нашей техникой должна пользоваться даже обезьяна. И собираться техника может обезьянами. И при сборке, если накосячит, то не так много. И ничего смешного или издевательского с моей стороны нет. Более того - я восхищаюсь российскими инженерами и учеными. За гениальность. За такие решения. Ибо решения эти рождались во время процессов над инженерами. Во время обвинения инженеров во вредительстве. Чтобы выжить - решения были найдены. Это ведь проблема ментальности. У нас же было два народа. Тот, что сформировался из тех, кого Петр уцслал учиться на Запад, и тот, что дальше своей деревни не ездил (впрочем, это отдельная тема). Представляете, сколько новых условий должен был учитывать инженер? И что оборудовние у нас неточное, и что персонал работающий у нас слабо обучен, и что сам продукт в итоге будет неграмотными мужиками обслуживаться. На языке расчетов это означает, что ресурс закладывается ну оч большой.


Поэтому до сих пор у нас москвичи 408 гоняют по улицам исправно. Чего в Америке в принципе невозможно. Тем ежели машине положено сгнить через 6 лет, то она и сгниет.


А у нас на севере груз в 40 тонн перевозят на полуприцепе, расчитанном на максимальный вес 20 тонн. Рессоры в обратную сторону, но везем. Возим пока прицеп не переламывается пополам - сталь устает. И наши радуются тому, какие мы прицепы классные делаем. "Не то, что американцы".


Все бы здорово, если бы не обратная сторона медали. Очевидно же, что такой запас прочности (40 тонн вместо 20) достигается не просто так. Это дополнительный расход металла, расход энергии, труда и т.п. Стоит ли после этого удивляться, что у нас производительность труда в разы именьше, чем на Западе?

Комментариев нет:

Отправить комментарий